• 1

Метки

заочный тренинг кетцалькоатль древние знания личная сила психология сотворение мира древние мифы дуальность тональ моделирование будущего святая земля Виктор Санчес мезоамерика индейская баня Карлос Кастанеда внутренний ребёнок мастер-класс традиция тольтеков Сергей Рословец сталкинг тренинг защита культуры Пополь Вух духовные традиции шаман 2012 сказки о силе права коренных народов шаманизм уверенность в себе индейское знание инлакеш индейский ритуал дон Хуан коучинг сновидение смысл жизни тренинг-погружение медитация остановка внутреннего диалога Вирикута силы природы впечатления участника проблемы коренных народов анти-анропология духовные практики саморазвитие нагваль избавление от вредных привычек похороны воина консультирование не-делание конец света сохранение энергии цивилизация Майя самостоятельно поиск видения мужчина и женщина фиктивные тренинги шаги к свободе древние цивилизации тенсёгрити перепросмотр защита природы майя духовный поиск внутренний критик кинам встреча с неизвестностью практическое обучение темаскаль ацтеки инициация изменение своей судьбы система длинного счета Майя прыжок в другое я самозакапывание индейская церемония путешествия индейцы индейцы Мексики священное место личностный рост заочная программа обучения семинар совершенствование личности мастерская выжившие тольтеки тольтек традиции мексики Мексика духовное путешествие онлайн-тренинг темный ритрит внутренняя сила пейот осознание своих ограничений календарь

О чем эта книга

Название книги - «Учение дона Карлоса» - было выбрано, чтобы привлечь внимание тех, кто очарован миром и тайнами, описанными в книгах Кастанеды, но не нашел возможности или способа привнести в свою жизнь частицу магии уникального царства нагуаля. Это название заставляет вспомнить об особом отношении ученика к учителю, которое мы всякий раз устанавливаем между собой и автором, когда пытаемся обогатить свой внутренний мир, воплощая в жизнь содержащиеся в его книгах предложения.

Побуждения и вклад

Одной из побудительных причин написания этой книги стало то, что большинство читателей Кастанеды, очарованные содержанием его книг, оказались в замешательстве относительно возможностей их практического применения. Более же всего смущали странные реалии и грани описываемого в них мира. Работы других авторов, посвященные Кастанеде, оказались плохим подспорьем. В них содержалось немало критики и сплетен в стиле ФБР о «загадке Кастанеды». Эти критики не касались сколько-нибудь значимых практических указаний Кастанеды либо потому, что они их просто не поняли, либо потому, что предпочли ограничиться прилизанным пересказом книг дона Карлоса, бездарно повторяя то, что он с таким мастерством описал.

Нужен был тот, кто мог показать способ воплощения указания Кастанеды в условиях жизни homo urbanus. Многие говорили: «Я представляю. Я предполагаю. Я понимаю. Я сравнил, проанализировал или думал об этом учении» или что-нибудь подобное. Очень немногие говорили: «Я сделал. Я применил на практике. Я испытал. Я жил». Требовалась книга, содержащая рекомендации по практическому применению учения, а не еще одно собрание домыслов.

Именно поэтому я чувствовал, что мне есть что сказать. Из всего того, что я сделал, я выбрал материалы, относящиеся как к моему личному, так и к групповому опыту, а также к усвоению «Учения дона Карлоса» через непосредственный жизненный опыт. Не мне судить об этой книге, но могу сказать, что в ее написание я вложил частицу своего сердца. Если я сумел предложить что-то, что может быть использовано в повседневной жизни, что способно сделать ее более радостной или совершенной, или, по крайней мере, более забавной, - я буду удовлетворен.

Свобода и знание как личная ответственность

Одним из основополагающих положений моей работы является следующее: каждый из нас способен поставить перед собой задачу овладеть доселе неизвестными ему способностями осознания без обязательного присутствия того, кто помогал бы добиться поставленной цели. В нас самих уже существуют все необходимые инструменты. Если мы готовы отказаться от бытия «воинов на диване», превратиться в преданных сторонников предлагаемых нам практик, то даже самой маленькой из открывающихся перед нами возможностей, источник которых вне нас - окажется достаточно, чтобы направить нас по верному пути. Рано или поздно это случится и примет форму встречи с каким-нибудь магом из прочитанной книги, или форму участия в работе группы, или что-нибудь еще даст нам необходимый толчок - но, в конечном счете, значение будут иметь только прилагаемые каждым усилия.

Я полагаю, что сказанное относительно неизвестных способностей осознания применимо и к поиску свободы в целом. Свобода не может прийти извне, поскольку в реальной жизни ответственность за обретение свободы лежит на каждом лично. Я говорю о свободе, которую мы постигаем интуитивно - не обязательно понимая, что это такое, - в контексте нашей собственной жизни. Либеральное, или идеальное, представление о свободе имеет один недостаток - оно настолько совершенно и далеко от реальности, что становится недостижимым; таким образом, мы остаемся бездеятельными перед лицом ограничений нашего повседневного существования. Я предлагаю приближаться к свободе и знанию скорее практически, нежели на уровне осмысления. С моей точки зрения, человеческое знание находит выражение в образе жизни, а не в словах.

Работа без учителя

В книге «Сила безмолвия» дон Хуан объясняет, что мы можем идти по тропе знания и «возвратиться к духу» (VII-180) с помощью собственных усилий, выполняя простые действия, чтобы накопить энергию и сместить точку сборки. (Термины «смещение точки сборки» и «накопление энергии», а также их практическое применение будут разъясняться на протяжении всей этой книги.) Дон Хуан объясняет это так:

«Нам трудно выполнять эти простые действия... потому что для большинства из нас невозможно принять мысль о том, что для движения вперед требуется так мало. Нам привычнее ожидать инструкций, обучения, наставников, мастеров. И когда нам говорят, что никто другой нам не нужен, то в это оказывается трудно поверить. Мы начинаем нервничать, затем теряем доверие и, наконец, сердимся и разочаровываемся. Если нам и нужна помощь, то заключаться она должна не в обучении новым методам, а в правильной расстановке акцентов. Если кто-то помогает нам осознать, что необходимо отказаться от чувства собственной важности, то такая помощь реальна. Маги говорят, что нам не нужны ничьи убеждения, чтобы осознать, что мир бесконечно более сложен, чем самые безудержные наши фантазии. Так почему же мы так зависимы? Почему так стремимся найти кого-то, кто мог бы обучать нас, когда можем сделать все сами?..»

Там, где накапливаются и передаются знания, существует бесчисленное множество учеников и учителей. Но в нашем деле нет учителей. Нет и учеников. Есть просто люди, которые со временем умрут, и единственное различие заключается в том, что некоторые понимают это, а некоторые нет. Истинное знание, влияющее на то, как мы живем, и на то, как умираем, не передается от учителя к ученику; его можно приобрести только на личном опыте. Книги, учителя, школы и гуру могут оказаться полезными только тогда, когда мы готовы к выполнению конкретных действий в ходе решения бесконечной задачи познания.

Очень легко - что и объясняет популярность этого метода - подпасть под очарование учителя или гуру, обладающих знанием и Силой, и от кого, благодаря их доброте, мы можем получить «просветление». Такому «великому учителю» достаточно коснуться пальцем, чтобы «просветлить» ученика и пробудить в нем внутреннее «шакти». Подобные иллюзии служат (особенно на Западе) удовлетворению искусственно созданных потребностей тех зачарованных существ, которые слишком слабы, чтобы собственными усилиями покончить со своим печальным положением. Всегда есть кто-то другой, кто спасет нас и направит по верному пути. В детстве это были отец и мать, у взрослых - муж, жена, сэнсэй или «любимый гуру».

Так или иначе, верх берет самоуничижение: «Я слишком слаб. Я не могу заниматься этим в одиночку. Мне нужен кто-то, кто будет направлять меня». И, разумеется, со всех сторон на нас сыплются предложения всевозможных «учителей», « гуру», « школ», « эзотерических сект» - всех тех, кто не прочь воспользоваться сложившейся ситуацией и превратить в звонкую монету желание подчиняться, охватывающее сегодня столь многих.

Воин потому и называется воином, что он или она всегда на войне. Воину не требуется мама, чтобы подсказывать, что следует и чего не следует делать. Он принимает на себя ответственность за руководство собственной жизнью, он сам и есть та Сила, которая направляет его по тропе знания, он уверен в том, что делает, и в том, как поступает. Как сказал дон Хуан: «...воин безупречен, если он доверяет своей личной Силе, неважно, мала она или огромна...».

Если человек принимает на себя ответственность, то книги, школы или учителя могут стать помощниками, их предложения можно использовать как указания к действию. Однако лишь на прочной основе фактов можно установить, полезны ли вам лично эти предложения.

В ходе моей работы с группами я не просил людей принимать мои слова на веру. Слов говорится слишком много. И слишком часто мы верим им, пока не приближаемся к смертному часу, так и не узнав, что потратили свою жизнь на ведение битв, которые никогда не были нашими. То, во что я верю, неважно. Важно лишь то, что я могу делать, как я живу, как творю - все то, что имеет отношение к конкретным делам, а не к игре воображения.

Указатели знания

Ни книги Карлоса Кастанеды, которые оказались для меня столь полезными, ни эта книга, которая, надеюсь, также окажется для кого-то полезной, не содержат знания. Они говорят о знании, однако сами знанием не являются. Как однажды сказал мне Кастанеда: «...в тех "чертовых книгах" (он говорил о своих собственных трудах) знания не найти; это просто указатели. Ты сам должен воплотить в жизнь содержащиеся в них предложения, чтобы понять, куда указывают эти указатели. Ты должен идти на собственных ногах в направлении, которое они указывают, чтобы убедиться самому и на практики постичь то знание, о котором в них идет речь». (Встреча с Карлосом Кастанедой состоялась в Мехико, в 1984 году.) Это по-прежнему кажется мне очень правильным использованием книг, учителей и школ, особенно, если они искренни. Точно так же я предлагаю заинтересованным читателям: не верьте, но и не отрицайте того, о чем я говорю в этой книге; попробуйте на практике содержащиеся в ней предложения - это единственно достоверный способ ощутить в себе ту свободу. Силу и знание, о которых я так часто говорю.

Реальности и сказки о Силе

В своей работе я не претендую охватить содержание всех книг Кастанеды - по той простой причине, что многое в его книгах остается загадочным для меня самого. Цель, которую я ставлю перед собой, не в том, чтобы обсудить мои собственные представления или то, что я слышал от других. Речь пойдет лишь о том, что испытал я сам, что знаю на собственном опыте. За исключением первой главы, где кратко изложено видение реальности «по дону Хуану», остальные главы описывают техники, которые я использовал, и результаты которых осмыслил.

Я не подтверждаю и не отрицаю сведения из тех разделов книг Карлоса Кастанеды, которые остаются для меня загадочными, поскольку убежден, что подтверждение или отрицание неизвестного в равной степени ошибочно и свидетельствует о предубежденности. То, как следует относиться к загадочному, сказано самим доном Хуаном - когда он упоминает «сказки о Силе». Сначала большинство затронутых в этой книге тем были для меня сказками о Силе; они лишь пробуждали мое любопытство. Поработав с ними и приобретя собственный опыт, я изменил свое отношение - они превратились для меня в реальные факторы Силы. Это уже не был вопрос веры или неверия - я попробовал на себе и убедился. И этот подход я рекомендую всем, кто интересуется такого рода загадками: ни во что не верить и ничего не отрицать. Позвольте этим невероятным сказкам о Силе оставаться сказками, пока в результате приобретения собственного опыта они не станут реальностью.

Я не заявляю, что мой подход и понимание идей Кастанеды - бесспорная истина, однозначное отражение его мыслей во всех их мельчайших подробностях. Настоящая книга представляет собой всего лишь свидетельство о том пути, следуя по которому я приобрел опыт, это рассказ о моих находках и о том, как я их использовал. Опираясь на полученные результаты, я вовсе не собираюсь основать единственно верное учение, хотя полагаю, что мои результаты достаточно весомы, чтобы читатель взял на себя труд ознакомиться с ними.

Сферическая система

Поскольку система мышления «по дону Хуану» абсолютно нелинейная, и имеет скорее сферическую форму, все ее части оказываются взаимосвязаны и от каждой можно перейти к любой другой. Вряд ли возможно точно определить ту последовательность, в которой следует осваивать техники. Во многих случаях чрезвычайно сложно провести разделительную линию между темами и упражнениями; то или иное упражнение часто затрагивает то, что относится к совсем другим разделам. Например, «походка внимания» является упражнением на развитие внимания, но применяется также для остановки внутреннего диалога, это упражнение связано также с осознанием тела. Таким образом, эту книгу можно читать в любой последовательности. Кроме того, можно сразу перейти к интересующей теме, пропуская предшествующие главы. Однако я настоятельно рекомендую прочесть всю книгу в том порядке, в каком она написана, ибо ее содержание организовано определенным способом, призванным облегчить самостоятельное освоение материала.

Поскольку эта книга предназначена для практического использования в качестве справочного пособия, очевидно, что простое ее прочтение, не сопровождающееся выполнением упражнений, окажется недостаточным для усвоения содержащегося в ней знания. Книга насыщена материалом, поэтому я предлагаю читать каждую главу без спешки, позволяя содержанию предыдущей главы устояться в сознании, прежде чем перейти к последующей.

Я не провожу различия между такими словами, как маг, человек знания, « видящий», воин - для меня все они означают людей, подобных дону Хуану или воинам его группы. Каждый случай использования одного их этих слов объясняется скорее контекстом или потребностью подчеркнуть тот или иной аспект, нежели различиями в их смысле. Точно так же, я использую слово «западный» для обозначения условий обитания обычного человека, живущего в современном индустриальном обществе. Характеризуя человека наших дней, я называю его современным, повседневным, средним и так далее.

И, наконец, использование мною слова «мы» относится к тому, что я делал или делаю вместе с другими, оно связано с теми взаимоотношениями, в рамках которых проходило накопление большей части опыта, легшего в основу этой книги. Усилия многих людей, будь то осознанно или нет, слились воедино, чтобы помочь мне пройти все ступени, в конечном счете, приведшие к написанию книги. А это значит, что «мы» - это и коренные жители Америки, - помогавшие мне измениться, когда я жил среди затерянных гор сьерры; и те, кто работал со мной в составе групп, как участники, так и координаторы; и те дорогие мне существа, кто сопровождал меня и украшал мою жизнь своим присутствием; а также все, кто со временем примет участие в коллективной, пронизанной духом братства работе, чтобы украсить крупицей магии мир, ставший серым из-за того, что мы пренебрегаем своей природой - природой светящихся существ.

И ты тоже станешь частицей этого «мы», не так ли?