• 1
Оглавление
Пополь-Вух: Вступление
Сотворение Мира
Создание Первых Людей
Уничтожение Первых Людей
Вукуб Какиш
Планы о свержении Вукуба Какиша
Смерть Вукуба Какиша
Дела Сипакны
Поражение Сипакны
Поражение Кабракана
Книга Вторая - приключения Хун-Ахпу и Шбаланке
Поражение Отцов в Шибальбе
Зачинание Близнецов
Прибытие Шкик
Рождение Близнецов
Взросление
Игра Братьев в Мяч
Нисхождение в Шибальбу
Испытания
Дальнейшие испытания
Реванш Близнецов
Смерть Братьев
Возрождение и Победа
Возвращение Домой
Книга Третья - Создание людей
Первые Люди
Рождение Народов
Появление Богов
Появление Огня
Скитания
Имена Племён
Дальнейшие скитания
Появление Солнца, Луны, Звёзд
Установление Богов
Книга Четвертая - Эпос народа Киче
Противостояние с Вукамак
Борьба
Победа над племенами
Смерть Праотцов
Путешествие на Восток
Город Исмачи
Великие Дома
Правители-Нагвали
Становление Знати
Великое здание Тохиля
Имена правителей Киче

Метки

шаги к свободе силы природы уверенность в себе моделирование будущего календарь личностный рост инлакеш темаскаль сновидение Мексика духовные традиции внутренний критик не-делание индейское знание духовный поиск проблемы коренных народов изменение своей судьбы сотворение мира практическое обучение заочная программа обучения перепросмотр коучинг самостоятельно мастер-класс сохранение энергии кетцалькоатль права коренных народов Пополь Вух личная сила саморазвитие шаман прыжок в другое я впечатления участника тренинг Карлос Кастанеда 2012 нагваль система длинного счета Майя консультирование семинар инициация священное место остановка внутреннего диалога темный ритрит осознание своих ограничений избавление от вредных привычек анти-анропология поиск видения мастерская индейцы психология заочный тренинг древние знания сказки о силе индейская церемония конец света кинам похороны воина святая земля духовные практики духовное путешествие дон Хуан сталкинг традиция тольтеков онлайн-тренинг внутренняя сила тенсёгрити индейцы Мексики тренинг-погружение фиктивные тренинги защита природы шаманизм индейская баня традиции мексики дуальность древние мифы мужчина и женщина выжившие тольтеки пейот мезоамерика смысл жизни майя совершенствование личности цивилизация Майя тональ защита культуры тольтек древние цивилизации встреча с неизвестностью медитация ацтеки Виктор Санчес Сергей Рословец внутренний ребёнок путешествия Вирикута индейский ритуал самозакапывание

Как рождались и росли братья-герои

"Теперь мы сообщим о рождении Хун-Ахпу и Шбаланке. Здесь мы расскажем об их рождении.

Когда наступил день их рождения, девушка по имени Шкик родила их, но старица не видела их в лицо, когда они были рождены. Мгновенно были рождены два мальчика, названные Хун-Ахпу и Шбаланке. Здесь, в лесу, появились они на свет.

Потом внесли их в дом, но они не хотели спать.

- Ступай выбрось их! - сказала старица, - ибо поистине они кричат слишком много. - Тогда (Хун-Бац и Хун-Чоуэн) вышли и положили их в муравейник. Там они мирно спали. Тогда они вынули (новорожденных) из муравейника и положили на чертополох.

То, чего желали Хун-Бац и Хун-Чоуэн, это, чтобы (Хун-Ахпу и Шбаланке) умерли в муравейнике или умерли на чертополохе. Они желали этого из-за той ревности и зависти, которую Хун-Бац и Хун-Чоуэн чувствовали к ним.

Сначала они даже отказались принять своих младших братьев в дом; они не хотели признавать их, и поэтому они были воспитаны в лесной чаще.

Хун-Бац и Хун-Чоуэн были великими музыкантами и певцами; они выросли среди испытаний и нужды, и у них было много горя, но они стали очень мудрыми. Они были флейтистами, певцами, художниками и резчиками по камню, все это они знали, как делать.

Они сознавали свое назначение, и они знали также, что они - преемники своих родителей, тех, кто отправились в Шибальбу. Они знали, что их отцы умерли там. Хун-Бац и Хун-Чоуэн были исполнены большого знания, и в своих сердцах они знали все относительно рождения их двух младших братьев. Тем не менее, будучи завистливыми, они не показывали своей мудрости, и их сердца были наполнены злыми желаниями против них, хотя Хун-Ахпу и Шбаланке не обидели их никаким образом.

Эти два (последних) ничего не делали в продолжение всего дня, кроме того, что стреляли из выдувной трубки; их не любили ни их бабушка, ни Хун-Бац и Хун-Чоуэн. Им не давали ничего есть; только тогда, когда еда была закончена и кончали есть Хун-Бац и Хун-Чоуэн, тогда приходили поесть младшие (братья). Но они не оскорблялись за это и не приходили в гнев, а переносили все терпеливо, потому что они сознавали свое положение и понимали все совершенно ясно. Они приносили с собой птиц день за днем, когда приходили, а Хун-Бац и Хун-Чоуэн ели их, не уделяя никакой доли ни одному из них, ни Хун-Ахпу, ни Шбаланке.

Единственно, чем занимались Хун-Бац и Хун-Чоуэн, - это игрой на флейте и пением.

И вот однажды, когда Хун-Ахпу и Шбаланке пришли, не принеся на этот раз с собой ни одной птицы, то их бабушка разозлилась, когда вошли они в дом.

- Почему на этот раз не принесли вы птиц? - спросила она Хун-Ахпу и Шбаланке.

А они ответили:

- Вот что случилось, бабушка. Птицы наши запутались на вершине дерева, а мы не смогли взобраться и достать их, дорогая бабушка. Если наши старшие братья так желают, то пусть пойдут вместе с нами и спустят птиц вниз, - сказали они.

- Хорошо, - отвечали старшие братья, - на заре мы пойдем с вами.

(И когда они это говорили), они шли к своей погибели. Слепотой были поражены они оба, на свою погибель, Хун-Бац и Хун-Чоуэн[41].

- Мы хотим лишь изменить их природу, их [жирную] внешность, так, чтобы осуществилось бы наше слово и предсказание[42], за все страдания и мучения, которые они причинили нам. Они желали, чтобы мы умерли, чтобы мы были уничтожены, мы, их младшие братья. В своих сердцах они действительно считают, что мы созданы быть их служителями. По этим причинам мы должны одолеть их и дать им урок. - Так говорили друг другу (Хун-Ахну и Шбаланке).

Тогда они направились к подножью дерева, называвшегося канте[43]. Их сопровождали два их старших брата, когда они отправились в путь. Тут они начали охотиться своими выдувными трубками. Невозможно было сосчитать птиц, щебетавших на дереве, и их старшие братья удивлялись, видя так много птиц. (Застреленных) птиц было много, но ни одна не упала к подножью дерева.

- Наши птицы не падают на землю. Идите и доставьте их вниз, - сказали (Хун-Ахпу и Шбаланке) своим старшим братьям.

- Хорошо, - ответили (последние).

И тогда они тотчас вскарабкались на дерево, но дерево начало становиться все выше и выше, и ствол его увеличился. Тогда Хун-Бац и Хун-Чоуан захотели спуститься вниз, но не могли они уже больше спуститься с вершины дерева.

И тогда сказали они с вершины дерева:

- Что случилось с нами, о наши братья, О мы несчастные! Это дерево устрашает нас только при взгляде на него. О наши братья! - воскликнули они с вершины дерева.

А Хун-Ахпу и Шбаланке тогда ответили:

- Распустите ваши набедренные повязки, крепко привяжите их под вашим животом, оставив висящими длинные концы, и потяните их снизу. Таким образом, вы легко сможете сойти вниз. - Так сказали им младшие братья.

- Да будет так! - ответили они, оттягивая концы своих поясов назад.

Но в то же мгновение эти концы превратились в хвосты, а они сами стали обезьянами. Тогда они начали скакать по ветвям деревьев, среди деревьев больших и малых гор, а затем они исчезли в лесу, все время, гримасничая, крича и качаясь на ветвях деревьев.

Таким способом Хун-Бац и Хун-Чоуэн были побеждены Хун-Ахпу и Шбаланке; и только из-за своего чародейства могли они совершить это.

После этого они возвратились в свой дом, и когда они пришли, они сказали своей бабушке и своей матери:

- Что это могло быть, о наша бабушка, что случилось с нашими старшими братьями, потому что их лица стали грубыми, а они сами неожиданно превратились в зверей? - Так говорили они.

- Если вы чем-нибудь повредили вашим старшим братьям, вы огорчили меня, вы наполнили меня печалью. Не делайте подобных вещей вашим братьям, о (дети) мои, - сказала старица Хун-Ахпу и Шбаланке.

А они ответили своей бабушке:

- Не огорчайся, о наша бабушка. Ты увидишь снова лица наших братьев. Они возвратятся, но это будет трудное испытание для тебя, бабушка. Будь осторожна и не смейся при (взгляде) на них. А теперь давайте испытаем их судьбу, - сказали они.

Немедленно (братья) начали играть на своих флейтах, наигрывая (песню) "Хун-Ахпу-Кой[44]". Затем они пели, играя на флейте и барабане, схватив свои флейты и барабан. После они уселись рядом со своей бабкой и продолжали играть на флейте; они звали (назад) своих братьев музыкой и песней, произнося нараспев песню, называвшуюся "Хун-Ахпу-Кой".

Наконец, появились Хун-Бац и Хун-Чоуэн и, подходя, начали танцевать; но когда старица взглянула и увидела их безобразные лица, то она стала смеяться. Старица не смогла удержать своего смеха, и они сразу удалились, так что не было больше видно их лиц.

- Ну, вот и все, бабушка! Они ушли в лес. Что ты сделала, наша прародительница? Мы можем сделать эту попытку только четыре раза, и осталось лишь три. Мы попытаемся снова позвать их (сюда) с помощью игры на флейте и песни, но ты постарайся удержать свой смех. Пусть еще раз начнется испытание! - сказали снова Хун-Ахпу и Шбаланке.

И тотчас начали они снова дуть во флейты, и снова (Хун-Бац и Хун-Чоуэн) возвратились; танцуя, они дошли до середины двора дома. Они гримасничали, возбуждая в их бабке такую веселость, что, наконец, она разразилась громким смехом. Они, действительно, были очень забавны с их обезьяньими лицами, их широкими животами, их узкими хвостами, судорожно двигавшимися, чтобы выразить их чувства. Все это заставляло старицу смеяться.

Тогда снова (старшие братья) ушли назад в горы. И сказали Хун-Ахпу и Шбаланке:

- А теперь что мы будем делать, о бабушка? Попытаемся еще раз. Это (уже) третий!

Они снова заиграли на флейте, и те (обезьяны) возвратились, танцуя. Теперь старица смогла удержать свой смех. Тогда они вскарабкались на (главную балку) - самое теплое место в доме; их глаза светились красным светом, они отворачивали прочь свои лица с широкими кривыми ртами и втянутыми губами. Они были очень взволнованы и пугали друг друга гримасами, которые они делали.

И когда старица увидела все это, она разразилась бурным хохотом. И они опять не увидели лиц (старших братьев) из-за смеха старой женщины.

- Только еще раз мы позовем их, бабушка, и они придут в четвертый раз, - (сказали юноши).

Они начали снова играть на флейте, но (их братья) не возвратились в четвертый раз; наоборот, они убежали в лес так быстро, как только могли.

И они (юноши) сказали своей бабушке. "Мы сделали все, что было возможно, о бабушка, они пришли один раз, затем мы пытались еще позвать их снова. Но не печалься! Вот мы здесь, мы твои внуки; ты должна смотреть на нас, о наша мать! О наша бабушка, (мы здесь), чтобы напоминать тебе о наших старших братьях, тех, кого называли и кто имел имена Хун-Баца и Хун-Чоуэна, - сказали Хун-Ахпу и Шбаланке.

(Хун-Баца и Хун-Чоуана) призывали игроки на флейте и певцы и древние времена. Художники и мастера резьбы по камню также призывали их в прошедшие дни[45]. Но они были превращены в животных и стали обезьянами, потому что они были высокомерными и оскорбляли своих младших братьев.

Таким путем были опозорены их души; такова была их потеря; таким путем Хун-Бац и Хун-Чоуэн были побеждены и превращены в животных. Они постоянно находились в своем доме, они были музыкантами и певцами и сотворили многое поистине великое, когда жили со своей бабкой и своей матерью[46]".


[41] В оригинале: И эти двое говорили друг с другом о том, как победить Хун-Батца и Хун-Чоуена.

[42] В оригинале: наше слово и команда.

[43] Canté – желтое дерево. Из него делали желтый пигмент для красок. На Юкатане известно под именем Zac-Yab, в Центральной Мексике MadredeCacao.

[44] «Обезьяна Хун-Ахпу».

[45] Художники и скульпторы Юкатана взывали к именам Henchevénи Hunahau, которые были младшими сыновьями Ишчель и Итцамны – верховных бога и богини в пантеоне Майя Юкатана. Эти сыновья были не богами, но божественными людьми. Их имена соответствуют дням календаря Майя 1 Чуен и 1 Ахау. Эти полубоги считались покровителями ремесленников, художников, ювелиров и т.п. Им совершались жертвоприношения, чтобы получить талант и вдохновение, необходимые для создания произведений искусства.

[46] Выступающей в одном лице, напомним…